Home Статьи Интересное Дельфин: Жизнь одна!
Дельфин: Жизнь одна!

Дельфин рассказал о том главном, что он ценит в своей жизни, высказал мнение о современном телевидении и протестном движении.

26 октября в клубе Arena Moscow состоится большой концерт Дельфина. Артист раскрыл некоторые секреты предстоящего шоу, и объявил планируемую дату выпуска нового альбома.

Дельфин
Дельфин

- Вы как будто находитесь в стороне от того шоу-бизнеса, который есть у нас. Это сознательное поведение, или не принимают?

- Думаю, что сознательное. Все, что мы делаем, начиная от музыки и заканчивая методами ее продвижения, очень сильно отличается от общепринятого. Мы стараемся все время придумывать что-то новое.

- Вы активны в интернете. Но все сейчас активны в интернете.

- Не с точки зрения технологий, а с точки зрения содержания. Мы снимаем довольно нетрадиционные видеоклипы, например. Наш основной принцип: мы не хотим быть такими, как все.

Многим нравится быть вместе, быть в какой-то одной компании, и делать вид, что они делают одно общее дело. Хотя на самом деле это не так. Это удобная позиция – когда вас много, все делают что-то одно… Но кто-то действительно делает дело, а кто-то просто находится в компании, и двигается общей массой. Хороший пример – фестиваль «Нашествие». Там играют 3-4 группы, которые действительно делают музыку, и от них двигается вся балалайка.

- Может быть, тут библейская притча о тростинке и венике? Эффект аккумуляции, который в чем-то может быть полезен?

- Это не хорошо и не плохо. Это факт. К чему эта аккумуляция? У меня негативное отношение к этому фестивалю и вообще такой музыке. И ведь такой подход целенаправленно культивируется, что особенно печально.

- В 90-е годы каждый первый музыкант говорил, что рок – это образ жизни. Не музыка. А для вас как?

- Если такой образ жизни называется роком, то я тогда точно не рокер. Даже не важно, как называть то, что мы делаем. Важно, что у меня есть возможность делать то, что я делаю. Это я ценю больше всего. Я могу делать все, что хочу.

- Вы можете назвать себя обывателем? Чем известнее иностранный музыкант, тем откровеннее он говорит: я обыватель. Живу в особняке, и езжу на «Порше» репетировать на студию.

- Наверное, все-таки нет. Во мне до сих пор сохраняется ощущение, что я делаю все, как в первый раз. Часто ловлю себя на этой мысли, и никак не могу привыкнуть к этому. Я всегда решаю какие-то новые возникающие передо мной задачи, я не выстраиваю планы и не расписываю все наперед. Хочется новое стихотворение написать так, как ты его до этого не писал. Натыкаешься на собственные штампы, и немедленно начинаешь с ними бороться.

Когда мы начинаем записывать новую пластинку, - убежать от себя самого трудно. И начинается серьезная внутренняя борьба. Лично для самого себя я вижу некоторую необычность, которая рождается внутри меня и позволяет мне заниматься этим. Нет, я не могу пока назвать себя обывателем (улыбается).

- Вы много лет пишете музыку. Сложилась уже технологическая схема, какой-то ритуал? Скажем, пишусь только в определенной студии, или ношу амулетик во время записи?

- Каждый раз все, как получится. Мы зависим от множества событий, которые меняют наши желания. Скажем, мы хотим выпустить пластинку осенью, но это может не случиться по множеству причин – запись может быть отменена по семейным обстоятельствам, или появился дополнительный концерт, а после него надо пару дней отдохнуть.

Но когда записываешь пластинку, - где бы ты не находился и чем бы не занимался, - все равно подсознательно думаешь о ней, представляешь ее в разных ракурсах, и стараешься сохранить внутри то необходимое настроение, нужное для ее записи, чтобы альбом получился достаточно цельным.

- Хочу зацепиться за эту фразу. Ведь у вас альбомы по большей части все-таки депрессивны по настроению. Вы себя постоянно держите в этом рабочем состоянии?

- Наверное, это моя суть. На многие вещи в мире я смотрю именно под этим углом, размышляю именно так. И очень здорово, что у меня есть возможность выплескивать это настроение в песни, - что позволяет в обычной жизни оставаться нормальным человеком. Не ходить по дому с опущенной головой, а нормально общаться с семьей, с детьми.

Я нахожу в том, что я делаю, свое ощущение красоты. Для меня такие вещи наиболее красивы, наиболее впечатляющи. Я на это больше обращаю внимание, больше думаю именно в таком ключе. Я больше думаю о пасмурном дне, или это он дает мне больше возможности думать, - нежели о солнечном дне.

- Мне кажется, что Ник Кейв в чем-то очень созвучен вашему творчеству – прекрасные мрачные баллады австралийских каторжников. Но иногда он берет и выпускает совсем другое, с юморком. Вам не хочется?

- Я удовольствием делал бы что-то подобное, но, к сожалению, я не имею времени и возможности сосредоточиться на чем-то еще. Даже по материальным причинам. Ник Кейв записывает пластинку, и его ничто больше не тревожит в этой жизни, в отличие от меня. Помимо того, что я делаю в студии, у меня еще куча разнообразных дел, не связанных с музыкой. Просто чтобы могла достойно существовать моя семья. И эти дела отнимают у меня колоссальное количество времени, к сожалению. Я не занимаюсь бизнесом, нет. Но у меня двое детей! Я благодарен своей жене за то, что она снимает с меня множество дел. Моя семья дает мне максимальную свободу, но совесть мне не позволяет максимально от них удалиться. Свободное время – большая роскошь для меня.

- У вас шикарные видеоклипы. Последний клип «Снеговик», снятый французом Джо-Алекси Ягши, совершенно неожиданно снова педалирует тему агрессивного одиночки. Я, скажем, ждал от француза какого-то свежего взгляда, необычного разворота. Но – опять об этом же… Это ваш крест?

- Джо ведет достаточно респектабельный образ жизни, но он давно хотел реализовать видео про другую сторону жизни. И выплеснул это в видео. Кстати, он сделал клип совершенно бесплатно.

лучшие mp3 треки

Мы несколько раз встречались с ним, разговаривали – о чем эта песня, какой ассоциативный ряд. Его интересовали всякие подробности. Мы не очень много говорили о самом материале, скорее общались, он хотел больше узнать меня чисто по-человечески.

С моделью Мариной Волгой, которая снялась в главной роли, мы были знакомы давно, через общих приятелей. У нее был кастинг, в плеере играли мои песни. Джо их услышал, и попросил рассказать про меня. Он взял мою пластинку, потом попросил переслать ему перевод текстов. И через нее связался с нами.

- Почти каждый клип у вас шедевр. Как это у вас получается?

- Мы ставим перед собой высокую планку. Мы хотим отличаться от других качественно. Не дороговизной съемок, а качеством идей.

- В интернет-сообществах, посвященных вашей музыке, поклонников часто интересуют специфические темы: саморазрушение, внутренний кризис и т.п. Темы, созвучные вашему творчеству. Не чувствуете тут некую болезненность? Все-таки это несколько подозрительно выглядит.

- (После паузы) Не знаю, мне кажется это нормальным (улыбается).

Я не предлагаю слушать мои песни каждый день. Я предлагаю спорить! Очень интересно, когда после концерта читаешь версии других людей о твоей песне, которые в корне различаются с твоим пониманием. Зачастую гораздо интереснее моих мыслей.

Когда мы выпускали альбом «Существо», была идея дать послушать песни профессиональному психологу, а потом снять интервью с ним. Увы, вышла накладка, и не смогли записать. Может быть, в следующий раз.

- Давайте еще конкретнее. У одной дарк-группы, ныне не существующей, поклонницы выбрасывались из окон. У ваших поклонников, слава Богу, такого не было. Но вы ощущаете ответственность за тех, кого приручили?

- Когда человек находится в кризисном состоянии, катализатором может стать все, что угодно. Но прослушивание музыки не может быть исходной причиной! Для таких поступков всегда есть более веские основания. Если это нормальный человек. Если ненормальный, то музыка вовсе не при чем.

- Хочу задать откровенно дурацкий вопрос. Почему у вашего гитариста Павла Додонова столько процессоров на сцене?

- К сожалению, они занимают очень много места в багаже, но, к счастью для нас, отдельные обработки звука играют лучше, чем совмещенные в одном корпусе платы. Поэтому мы пошли по такому пути. Это действительно так, их много. Некоторые педали он использует какое-то время, потом заменяет. Это постоянный творческий процесс. Иногда получается очень здорово, всего-то от замены одной педали! Он отнюдь не маньяк, таскать все эти кирпичи. Многие лежат на базе, и он берет на концерты только те, которые нужны для того, чтобы песни звучали максимально интересно.

- У вас была необычная история с MTV. Канал сделал вас в 1999 году очень популярным для массового зрителя с клипами из «Глубины резкости», а спустя 7 лет вы на MTV RMA демонстративно не открывали рот под фонограмму, и они очень обиделись. Как повлияла эта история на вашу медийность? Не перекрыли вам многие каналы?

- Как раз в 2006 году сильно стали меняться приоритеты на самих музыкальных телеканалах. И артистам вроде нас стало важнее занимать интернет-пространство, нежели масс-медиа. Тот скандальный эпизод, возможно, стал началом новых отношений со слушателями, и сигналом того, что я не хочу больше делать то, что мне говорят, а принимать собственные решения.

С тех пор так и стало все происходить, особенно после окончания контракт с «Юниверсалом». Мы стали принадлежать самим себе, еще чуть повзрослели, позврослела наша аудитория. И мы, и наша аудитория хотели других решений, более серьезных поступков. Менее развлекательных. Ведь телевидение у нас было и остается развлекательным, оно не дает людям думать. Сейчас те, кто хочет думать, телевизор смотрят очень редко. И наоборот. Телевизор смотрят тогда, когда устают и хочется не думать.

- Развлечения бывают разные, в конце концов. И серьезные тоже.

- В нашем случае, мы подпадаем под категорию развлечений «в три часа ночи не для всех», по меркам сегодняшнего телевидения. Хотя по большому счету мы делаем поп-музыку, мейнстрим. Если бы мы жили где-то в Европе, то вписывались бы в любой радиоформат. А здесь мы – в андеграунде.

- Вас приглашают на федеральные телеканалы, кроме программы «Вечерний Ургант»?

- Нет, совершенно не зовут. Вот на радио мы бываем, нас приглашают. Но выпускающие редакторы радиостанций используют для ротаций только наши старые песни. Мне, как артисту, идет это во вред. У людей складывается ложное представление, что я сегодня делаю то же, что 15 лет назад. А это далеко не так. В новых песнях радиостанции почему-то не видят коммерческого потенциала. Естественно, они сложнее. Радио почему-то как средство пропаганды исключает для себя фактор просвещения, даже некоторого навязывания культуры. Я даже не про себя, а про музыку в целом. Обязательно должны быть программы, в которых авторитетный человек втюхивает людям более продвинутую, более непростую музыку. Очень надо обращать внимание людей на такую музыку.

- Очень удивился, когда вы в одном видеоинтервью довольно жестко выразились про нынешнее протестное движение. Но ведь люди, вышедшие на Болотную площадь, - как раз те, кто не смотрит телевизор, а слушает альтернативную музыку, в том числе ваши песни.

- Я не верю ему до конца. Меня раздражает эта революционная игра, которая захватила очень многих. Меня раздражает нечеткость позиции, отсутствие дельных предложений. Я не очень верю тем людям, которые взялись руководить протестным движением. На мой взгляд, они точно такие же, как те, против кого они выступают. И просто тешат свои амбиции, решают свои проблемы, заходя с другого края. Мое убеждение – политика и честность несовместимы. Если ты политик, ты идешь обманывать людей, добиваясь собственных целей. Мне чужды эти люди.

- Но ведь именно люди, выходящие на улицу, заставляют политиков быть честнее.

- Согласен! Однако получилось противоположное, эти акции сыграли на руку власти, потому что превратились в сплошной балаган. Вася Обломов и Noize MC, поющие частушки на тему новостей, еще больше делают из этого балаган. Повеселились и разошлись. Это очень несерьезно. Не случилось ни одного глубокого музыкального или литературного высказывания, даже у «Ляписа Трубецкого». Где произведения, бьющие точно в цель, наносящие реальный удар? Сплошное ерничество.

Мне не хочется ни к кому из них присоединяться. Да, лучше так, чем никак вообще. Но желания к этому присоединиться – нет.

Когда протестные акции только начинались, и все витало в воздухе, у меня появились два стихотворения, в которых есть что-то такое. Но пока тема внутренних переживаний, внутренней работы над собой для меня важнее, чем внешняя шумиха. Потом мне стало даже жалко времени, которое я потратил на размышления о политике, на написание этих строчек. Жаль, что люди тратят время на борьбу. Это не та борьба! Бороться нужно с самим собой.

- Западные звезды не чураются участия в политических акциях. Спеть за или против президента своей страны, или написать письмо в поддержку Pussy Riot – вполне обычное для них дело.

- Когда ты в статусе мировой звезды, ты можешь написать письмо в поддержку Pussy Riot. Но нужно обязательно добавить, что разруха – не в клозетах, а в умах. Надо начинать с себя. Суть в этом. Люди борются всю жизнь, считают, что они живут полноценной жизнью, ничего не меняя реально вокруг себя. Придут другие чиновники, - они будут бороться и с ними. Это не борьба, это иллюзия, имитация.

- Сколько талантливых молодых вынуждено уезжать из страны. Вы не считаете, что башню из слоновой кости надо покидать иногда хотя бы ради того, чтобы сохранить их в России?

- Я недавно поймал себя на ощущении, что очень много лет живу как будто в чужой стране. Настолько очевидным это для меня стало. Люди уезжают, потому что не могут ничего изменить. Сколько их? Сто тысяч? Ну, пусть уедут, здесь останутся двести пятьдесят тысяч гораздо более одинаковых между собой. Может быть, им удастся договориться?!

Родина, патриотизм – это для меня странные понятия. Лучше уехать куда-нибудь, где можно жить хорошо, и пожить там нормально – с женой, детьми. И не париться, не воевать. Жизнь одна!

- Расскажите о том, что будет на вашем большом концерте в «Арене».

- Программа построена на песнях с пластинки «Существо», подкрепленных разными другими треками из предыдущих альбомов. Будут экраны, разные световые решения. Очень не хочется, чтобы это превратилось в просмотр кино в кинотеатре. Главное – это музыканты, и все внимание – к ним. А свет, цвет, формы, ассоциативный ряд – только дополняло бы нашу работу, помогало бы глубже раскрыть музыкальную тему. Приглашенных сессионных музыкантов точно не будет. Мы, может быть, сыграем что-то из совсем нового материала, который готовится к выпуску на следующем альбоме.

Мы каждый концерт стараемся превратить в перформанс. У нас стоят 6 камер, которые транслируют изображение на экраны, и картинка в реальном времени микшируется с заранее заготовленными видео-семплами. Будет большой экран, и готовится специальный видеоряд по мотивам работ кубистов. Мы сознательно отказываемся от 3D-эффектов, и делаем упор на «плоскую» графику.

- Когда выйдет новый альбом?

- Хотелось бы, чтобы он вышел в октябре-ноябре следующего года. Но не могу гарантировать. Сейчас к нам пришел новый звукоинженер Константин Поздняков, надеюсь, с его приходом многое изменится, - и по подаче, и по сути. Судя по количеству нового материала, который активно появляется, что добрый знак, - мы можем успеть!

 
E4F2344881E2-2.jpg

Металл

FCBFE63044FB-1.jpg

Фотогалерея