Home Статьи MESHUGGAH
MESHUGGAH

Шведы с самого начала очень точно определили пространство, которое позже им пришлось завоевывать Они не стали выбирать название из стандартного английского словаря, а заглянули в слэнговый глоссарий. Там обнаружилось искомое слово, которое означало «сумасшедший» и употреблялось в еврейской диаспоре США. А поскольку и музыка была под стать, то выбор казался очевидным. И звучит довольно эффектно, и интерес слушателя фокусирует, и атмосферу создает своей таинственностью, и вкладывает какой-то смысл. В самом городе Уме, по воспоминаниям музыкантов, рок-сцена была достаточно развита. Как поговаривал Йене Кидман, бессменный вокалист и один из основателей грозных скандинавов, «возможно там больше особо нечего было делать». Вокруг университета клубились тучи групп - хотя большинство из этих формаций ничего не добились, так и закончив свои дни в учебных аудиториях. По словам Мертена Хагстрема.
За последующие два года ничего существенного в жизни группы не произошло, помимо смены ударника, коим стал Томас Хааке. Так, пили, ели, играли, еще в 1989 году выпустили 6-трековую кассетную демку Ejaculation Of Salvation.
Дебютник, если учитывать Psykisk Testbild, нисколько не удивил, предложив расширенную версию ранней MESHUGGAH. Contradictions Collapse (1991) утопил слушателя в том же самом сочетании METALLICA (80%) и SLAYER/ TESTAMENT (остальные 20%). При этом, в отличие от большинства групп на тогдашней сцене, эти скандинавы заинтересовали продолжительными композициями, да и структурной сложности, продуманности вещей стало больше. К примеру, гитара Тордендаля звучит местами по-джазовому или даже в прогрессивном ключе. При всей неоригинальности составляющих группа держит внимание - в основном, благодаря блестящей аритмии, где жесткий, прямолинейный трэш поднимает эмоции до горячки, а акустические проигрыши остужают пыл. Аранжировки и саунд с 1989 года не изменились, хотя в вокале Кидмана, кажется, стало больше хардкоровых ноток. Резюмируя впечатление от дебюта: шведы оказались близки к тому, чтобы потрогать свой фирменный стиль за вымя. Такое ощущение, что для MESHUGGAH новомодные роботы переиграли классический трэш. Только не мой мозг, гребаные пришельцы! Тем не менее, уловить всю прелесть механической музыки публика была еще не в состоянии. Несмотря на усилия Nuclear Blast, альбом продался из рук вон плохо. В1998 году, когда уроженцы Уме вышли уже на пиковую высоту, дебютник был переиздан в компании с ЕР None (1994). При этом в обновленном релизе потерялась (почему, никто не знает) последняя композиция с None - «Aztec Two-Step», которая в оригинальном буклете заявлена на 3 минуты 36 секунд, но в реальности продолжается почти 11 минут (остальные почти 8 минут содержат тишину плюс пару криков и эффектов). Сам мини-альбом оказался в некотором роде трамплином к классическому варианту MESHUGGAH. Почти все элементы вышли на новый уровень, и речь не только о техническом уровне исполнения - дело касается и композиторского мастерства. Достаточно сказать, что, по большому счету, шведы отвлеклись от своего традиционного варианта «вещь в себе», механико-математической машины. На каждой композиции присутствуют не только крученые риффы и прочие полиритмические структуры, но и обычные мелодии. «Ritual» вообще подарила нам редкий случай услышать лишь чистый вокал Йенса Кидмана - кстати, последний передал гитарные функции Мертену Хагстрему. сосредоточившись на своем голосе. Тордендаль умело варьирует свои фирменные соло - от традиционных пид- гитар до мат-метала и чуть приджазован- ных. «Gods Of Rapture», что воспринимается вообще как намек на великолепный Destroy Erase Improve (1995), первую ппастинку классической эры в истории группы. Хотя в целом None еще не настолько мощная и акцентированная работа.
Разрушить, стереть, улучшить Destroy Erase Improve многие фэны небезосновательной по сей день считают лучшим произведением MESHUGGAH.
Мнение, разумеется, не бесспорное, но столь мастерского сочетания формы и содержания, как на пластинке 1995 года, у шведских гигантов матметала и впрямь больше не найти. Выпуску второй номерной работы на Nuclear Blast, депьцы которого, наконец, почувствовали коммерческий потенциал коллектива, предшествовало несколько неприятных случаев. Тордендаль умудрился оттяпать кончик среднего пальца на левой руке в мастерской (по профессии он плотник), а Хааке покалечил свою руку в каком-то неизвестном аппарате. Так, оставшуюся часть 1994 года оба били баклуши и несколько месяцев быпи лишены игровой практики. Как будто в отместку судьбе за такие испытания, на альбоме они выбили дурь из своих инструментов. Он не разрушил стереотипы, но оказался для MESHUGGAH стилеобразующим. Здесь уже нет отсылок к группам, которыми заслушивались Кидман и его
товарищи, а налицо собственная манера, причем во всем. Самое сладкое - абсолютно кривые размеры и безумная попиритмия, поддерживаемая барабанщиком Хааке. Последний выдает ставшую сейчас уже классической формулу, когда руками выбивается обычный 4/4 ритм, а ногами создается совершенно иная структура. К этому добавляется бас, пульсирующий и булькающий, будто некое варево в котле, и соло-партии Тордендаля, лишь изредка не уходящие в диссонанс. Вообще, варьирование быстрых и замедленных партий - конек MESHUGGAH. Достаточно прослушать «Acrid Placidity» или «Sublevels», чтобы поймать варьирование скорости композиций. A «Future Breed Machine» по духу, технике и структуре - просто выставочная тема для всего творчества группы. Другое дело, что роботизированная оболочка и намеренные повторы заставляют материал изредка набивать оскомину, сливаться в нечто единое, неделимое, монстроподобное. Гастроли вслед за Destroy Erase Improve повалили, как из рога изобилия. Сначала был короткий промо-тур, затем два месяца MESHUGGAH «юлбасипись»

 
648216E90F6D-1.jpg

Металл

E9DC842A6D9A-1.jpg

Фотогалерея