Home Death metal
Death metal - Незадолго до отъезда в Осло
Индекс материала
Death metal
Треск костров
Говоря о блэк-метал
Carpe diem!
Skyclad (и ранее Sabbat)
Финголфин
Тяжёлый металл
Страница 8
СИМПАТИИ К ДЬЯВОЛУ
Люцифер прибавляет громкость.
Led Zeppelin
Флирт Black Sabbath со злом
благословение Чёрной Мессы
Приветствуйте черного папу
Нечестивая троица - Venom
Страница 16
Керрангу Кронос
Merciful Fate
Bathory
Under The Sign Of The Black Mark
В
В Швеции
ДЭТ-МЕТАЛ УМИРАЕТ, БЛЭК-МЕТАЛ ПРИХОДИТ
Объединенная Сатанинская Америка
Время трэша
Муки смерти
ЗАРЕВО В СЕВЕРНОМ НЕБЕ
Mayhem
швед по имени Пер Ингве Олин
Открытие Хельвет
Это совсем не напоминает Ад
Кетил Свен
MAYHEM В ЗОНЕ СМЕРТИ
Бард Эйтун
Металион
Варг Викернес
Стиан
Евронимус
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД
вокалист Emperor
Страница 41
Morbid Angel
Ад на земле
Интригующий вопрос
Burzum на DSP
ПЕПЕЛ
Осмысление огня
Обсуждая открытия психолога Айвена Блоха
Что произошло в Хаукето?
Время сожжений
Когда ты написал стихотворение Aske?
Лазутчица графа
Страница 53
Ужасная правда о блэк- метале
Статья в
Самот из Emperor
Хеллхаммер
БЕЗМОЛВИЕ МЕРТВЫХ
Убийство
Уход принца смерти
Аарсет
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Незадолго до отъезда в Осло
*****
Снорре присоединился к Mayhem
Этика варваров
об
истинные лица многих отважных блэкушников
ГРАФ КВИСЛИНГ
в среде блэк-метал
Лене Бёре
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Old Funeral
Тьма - это свет.
Все страницы



"Незадолго до отъезда в Осло я сжёг фотографию Ойстейна, на которой
мой друг написал "смерть красной крысе" каким-то хитрым магическим
алфавитом. Я сжёг её потому, что не хотел иметь ничего общего с ним, даже
с его фотографиями, и я поехал в Осло, чтобы отвезти ему контракт, и
больше не поддерживать с ним никаких сношений. Я оформил обе копии для
того, чтобы получить деньги от фирмы, под патронажем которой он находился,
и мне бы больше не пришлось получать от него чеки. Отдать ему контракты
значило, что он больше не будет ни звонить, ни писать".

Снорре Рух

Расскажи, пожалуйста, о себе подробнее. Как ты жил до этого злополучного
убийства?

С рождества по лето 92-го года я жил в Тронхейме. Летом 93-го у меня
были некоторые проблемы с психикой, меня даже направили на обследование в
институт, но вместо того, чтобы обследоваться, я удрал в Берген. Что
произошло потом, вы знаете.

Кому первому в голову пришла мысль об убийстве?

Гришнаку. Он желал этого больше всего; я был не за, не против. Мне
было просто насрать на Ойстейна, он мне был до фени.

Это, тем не менее, не помешало тебе стать соучастником убийства...

Я был им не с самого начала. Поначалу я даже был против этого.
Первоначально планировалось, что я буду вести машину Гришнака. Уже после в
нашем плане появился третий фигурант. Я хотел, чтобы Граф взял его с собой
вместо меня. Я предложил ему такой вариант, но тот поднажал на меня, и я
согласился.

Каким образом?

Он человек авторитарного типа. Он может убеждать людей поступать
сообразно его воле.

И что же было дальше?

Мы уговорили его поехать одному. Но за несколько часов до отъезда он
вдруг решил, что слишком известен, просто-таки популярен, и что по дороге
от Бергена до Осло его обязательно узнают. Поэтому он хотел, чтобы я вёл
машину. Так он и уговорил меня поехать с ним. Я сел за руль, а он улёгся
на заднее сиденье своего Фольксвагена, накрывшись грудой футболок.
В наши первоначальные планы не входило мое посещение Ойстейна вместе
с Викернесом. Перед тем как выйти из машины, я спросил его, не хочет ли
он, чтобы я пошел с ним для "моральной поддержки". Но в квартиру я так и
не вошёл - замешкался на лестнице. Когда же я всё-таки подошёл к двери
Ойстейна, меня охватила дрожь. Я стоял подле двери и слушал доносящуюся
изнутри возню. Потом дверь распахнулась и из неё выскочил Ойстейн, весь в
крови, и помчался вниз по ступенькам. Следом за ним бежал Гришнак.
До меня дошло, что дела плохи. Мы планировали убить его в квартире,
тихо и быстро, а не превращать это в драму - с беготнёй по дому и сотней
ножевых ранений. Я побежал вслед за ними, выскочил на площадку перед домом
и пошёл к машине. Граф вышел вслед за мной.

Как вы попали в дом?

Ойстейн не знал, что я здесь. Граф позвонил в дверь и сказал по
домофону, что он один. Евронимус не хотел его впускать. Он уже лёг, и
чувствовалось, что он нервничает. Я стоял рядом с Гришнаком и хорошо
слышал их разговор. Ойстейн сказал, что уже поздно, что он спит, и Варгу
лучше придти завтра. Тогда Граф сказал, что он привёз с собой контракт и
попросил, чтобы Ойстейн впустил его. Я сделал пару последних затяжек и,
затушив сигарету, бросил её в урну, а затем дёрнул ручку двери. Потом мне
пришлось протирать её, чтобы стереть отпечатки пальцев. По лестнице я
поднимался, не касаясь перил. У Гришнака были перчатки, он забыл надеть
их. Поэтому он оставил свои отпечатки (причём в крови!) после схватки. Ещё
он забыл про контракты и оставил их в квартире у Ойстейна. Они были
датированы 9 августом 1993 года и подписаны Варгом Викернесом.
Ойстейн подписал контракты, выслал их Варгу, чтобы он подписал их со
своей стороны и переслал их обратно. Эти контракты понадобились Варгу как
повод для посещения Евронимуса. По пути к машине я спросил, ваял ли он их,
поскольку "видел, что их у него не было. Он сказал, что взял.

По дороге домой случилось что-нибудь?

По дороге в Осло мы видели несколько полицейских постов, проверявших
машины, выезжавшие из города. Мы остановились в местечке недалеко от
Ниттедаля (в 25 км от Осло), чтобы позвонить тому парню в квартиру Варга.
Тогда мы ещё не были уверены, мёртв ли Евронимус. Граф сказал, что
нанёс ему уйму ранений, и на все сто уверен, что Ойстейн мёртв. Я сказал:
"А что если он жив и кто-то слышал, как всё происходило?" Что если
Евронимус успел кому-то сказать, что Гришнак был здесь? Тогда полиция
заявится на его квартиру в Бергене и устроит там засаду. Тогда-то мы и
решили позвонить тому парню на квартиру Викернеса и сказать ему, чтобы тот
отправлялся домой.
Мы остановились возле телефонной будки, но позвонить не удалось.
Буквально перед тем, как мы уже собрались было вылезти из машины, перед
нами проехали "копы" с мигалками, которые, очевидно, решили, что мы
выглядим подозрительно. Мы сорвались с места, а полиция - за нами. Вес
превратилось в настоящую погоню, но нам удалось оторваться.

Но об этом инциденте полиция не сообщала...

Это не было приобщено к делу.

Полицейские не запомнили номер вашей машины?

Скорее всего, нет. Но история вскоре всплыла. Мы боялись, что нас
ищут и ужасно волновались. Когда мы въезжали в Берген, нам чудились толпы
легавых, ищущих нас.

Поэтому вы остановились где-то и избавились от орудия убийства?

Да, мы бросили его в маленький пруд в Ниттедале. Гришнак спал по
дороге в Осло, а я - на обратном пути. Всю дорогу меня бил озноб, поэтому
мы ехали с включенным на полную мощность обогревателем и Dead Can Dance,
орущими из динамиков. Это создавало своеобразное настроение. Мы мчались
обратно в Берген, и поспели как раз к утренним газетам. Мы тут же пошли и
вернули видеокассету, чтобы выжать из возможного алиби всё что можно.

Что ты чувствовал, когда тебя вызывали к следователю?

Через некоторое время наша "легенда" начала рушиться, как замок из
песка. Когда три разных человека на допросах, длящихся по семь часов,
хотят рассказать одно и то же, у них мало чего получается. Вдобавок ко
всему, я думал, что они всё знают и ждал, когда за нами придут. Под конец
я уже бросил попытки скрыть происшедшее.

Но Викернес утверждает, что если бы ты не сознался, вас обоих никогда бы
не поймали.

Это не так. Он оставил свои окровавленные отпечатки и эти два
злополучных контракта. Про контракты он плёл, что поставил неправильную
дату и говорил журналистам, будто не знал, какой был день и год.



 
F1B30637F4F9-1.jpg

Металл

8B8DC36670DD-1.jpg

Фотогалерея