Home Интервью Esthetic Education Мы купили у АВВА одноразовое право на песню
Esthetic Education Мы купили у АВВА одноразовое право на песню
Группа Esthetic Education — одна из главных интриг уходящего года. К ней были прикованы любопытные взгляды как любителей артистических скандалов, так и настоящих меломанов. Причем не только в постсоветском пространстве, но и в Европе.

Основатели группы, Юрий Хусточка и Дмитрий Шуров, "осколки" "Океана Эльзы", моментально нашли общий язык с лондонским бельгийцем Луи Франком — певцом, клипмейкером, режиссером и мужем актрисы Дины Корзун. Дебютный альбом Юра и Дима писали еще параллельно с работой в "Океане Эльзы". И, когда представился случай, заявили о своем уходе в новый проект. С этого момента и начинается история Esthetic Education.

Результаты налицо. Дебютная пластинка "Face Reading", макси-сингл "Leave Us Alone". Успешные выступления в Москве, Лондоне, Париже, Рене. Композиция "Horrible Disaster" вошла в сборник "Spitz Live Record-2" лондонского клуба "Spitz". Она же попала в ротацию на ведущих японских радиостанциях. Озвучивание киевской выставки современного искусства "Перевірка реальностi". Выступление на разогреве у Moby...

Они поют англоязычные тексты (за небольшим, разве что, исключением в виде песни "Журавли и Корабли", которую Луи исполняет по-русски, но с забавным акцентом неопределенного происхождения). И главный плюс — безумная энергетика. Одним словом, Esthetic Education — самый что ни на есть европейский продукт украинского производства, считает "Сегодня".

"ТАНЕЦ НА КОСТЯХ" "ОКЕАНА ЭЛЬЗЫ"

— Когда вы покидали "Океан Эльзы", группа была на пике своей популярности. Стоило ли уходить в такой момент, еще не пожав все лавры, еще не получив всех причитающихся вам материальных благ за предыдущую нелегкую работу? Ведь уходили, по сути, в "никуда", а блестящие задумки далеко не всегда сбывается...

Юрий Хусточка: На самом деле, наш уход из группы был давно запланированным шагом. И этот шаг не был тяжелым. Лично я просто не видел другого выхода. Мы хотели свободы. Мы хотели делать музыку без определенных рамок и комплексов. А еще планировали не идти по проторенной дорожке и не играть то, что уже кем то и когда то придумано, а создать свой стиль, свое направление. И мы получили, то, что хотели. Понимаете, мы не просто ушли. Вместе с Луи мы создали новую группу по образу и подобию той жизни, которой мы живем вне группы. Получилось.

— А Павел Гудимов, который ушел из "Океана Эльзы" немногим позже вас, мог бы присоединиться к вашему коллективу?

Юрий Хусточка: Нет. У нас с Гудимовым разные потенциалы. Мы разного хотим.

— Вы слышали последний альбом "Океанов" — "Глория"?

Юрий Хусточка: Слышали. Мне нравится 1-я, 3-я, 6-я и, кажется, 10-я песня. Но на самом деле, я не могу оценивать, потому что я слишком хорошо знаю процесс написания альбома, его записи. Мне кажется, что "басов", как и раньше, не хватает. Мне в этой группе всегда не хватало ярко выраженных басовых партий. Но я их нашел здесь, в Esthetic Education.

Дмитрий Шуров: Ясно одно. В написании альбома впервые принимал участие человек со стопроцентным музыкальным образованием — композитор.

— А что по поводу "Океана Эльзы" думает Луи?

Луи Франк: А можно, я не буду отвечать на этот вопрос (смеется). Просто я поклонник музыки в стиле техно. Что я могу сказать? Альбом хорошо записан. Песня есть… хорошая… Но я не вижу свежести. Все это — музыка, придуманная в 70-х годах. С тех пор прошло уже более 30 лет, актуальны совсем другие звуки и интонации. Поэтому думаю, что при выходе на международный музыкальный рынок им будет очень сложно.

— Не было ли желания с ними посотрудничать — по старой памяти, так сказать?

Луи Франк: Честно сказать, есть кое-какие мыслишки на этот счет. Но, на мой взгляд, лучшая форма сотрудничества — это спонтанность. Может получиться по-всякому: например, мы предложим сотрудничество кому-то другому. Там будет видно.

— Никаких конкретных планов?

Юрий Хусточка: Да есть кое-что. Будет совместная работа с DJ Sender, с которым нам довелось играть в Днепропетровске и который хочет записать с нами целый альбом миксов. А еще Шура из "Скрябина" делала нам микс на песню "Mashine". Еще нашу песню перепела одна японская группа, с которой мы познакомились в Лондоне. Потом мы слышали их версию этой песни — довольно неожиданно.

— В Киеве осенью прошлого года вы играли на разогреве у Moby. Поддерживаете ли вы с ним какие-то контакты? Реально ли с такими людьми общаться и дальше, за пределами таких мимолетных знакомств?

Луи Франк: Я веду переписку с гитаристом Moby.

ЭТНОЭКСТРИМ КАК ВЫСОКОЕ ИСКУССТВО

— Как можно охарактеризовать стиль Esthetic Education? И можно ли вообще ее оценить однозначно? Ведь в Украине музыка, которую вы играете, считается альтернативной, а в Европе, наоборот, она сейчас наиболее популярна — чуть ли не мейнстрим?

Юрий Хусточка: Да, в самом деле, получается некий парадокс. Но можно на него посмотреть и под другим углом. Esthetic Education — это своеобразный мостик между тем, что происходит в Украине, и тем, что творится в мире. Нам куда приятнее думать, что мы представляем свой определенный стиль. Некий, скажем, этноэкстрим. Донести в Европу нюансы происходящего в Украине не просто. И быть может это прозвучит нескромно, но, похоже, пока мы единственные, кто это делает.

— Свою группу вы считаете больше украинской или европейской?

Луи Франк: Пока группа является украинской. Но я бы очень хотел, чтобы в будущем Esthetic Education стала частью мировой культуры. И чтобы никто не интересовался, откуда она. Чтобы при звуках нашей музыки этот вопрос просто не возникал бы. Искусство всегда должно быть на первом месте, намного выше всего этого... Ведь никто же не спрашивает, кто по национальности Пабло Пикассо или Людвиг ван Бетховен?

— На днях вышел новый сингл...

Юрий Хусточка: Это новогодний сингл. На обложке — фото всей группы с деликатными дополнениями от одного известного киевского художника. В общем будет приятно взять его в руки и… посмеяться. На диске две кавер-версии песни "Happy New Year", группы АВВА. Одна романтичная, а другая — практичная и энергичная.

— А с группой АВВА, простите, это каким-то образом было согласовано?

Луи Франк: Конечно. Мы купили у них одноразовое право на песню. Я всегда мечтал спеть какую-то старую песню, причем так, чтобы она получилась лучше оригинала. А еще в сингл вошли три песни о 1 января. Их можно описать следующим образом: 1 — вы чинно сидите за столом с родителями, отмечаете Новый год; 2 — разгар ночи, вы уже в стельку пьяные; 3 — утро, кровать и похмелье.

— Ваши новые работы чем-то отличаются от предыдущих?

Юрий Хусточка: Наверное, да! Первый альбом — это, в сущности, просто нечто вроде свидетельства о встрече. В нем всегда все свежо и сыро, потому что эти песни записаны где угодно, только не на студиях. На кухнях, в спальнях. Сейчас мы стараемся придать музыке более завершенный вид и эмоционально раскрыть ее до конца. Это делать очень полезно и правильно. Мы будем стараться, чтобы новый альбом стал более простым и музыкальным. Чтобы он был искреннее.

— Ваш предыдущий сингл "Leave Us Alone" вышел на новом для вас лейбле "Lavina Music". С чем это связано?

Луи Франк: С тем, что в какой-то момент "Lavina Music" стали более в этом заинтересованы. Понимаете, в данном случае, группа — это женщина, а лейбл — это мужчина. Так вот, "Lavina Music" повели себя как настоящий мужчина, и женщине понравилось. Но, похоже, понравилось еще и мужчине, поскольку следующий диск также выходит на "Lavina Music".

ШОУ С СЮРПРИЗАМИ

— Луи, вы по профессии режиссер. Наверное, клипы Esthetic Education сами снимаете? Или, как минимум, сценарии к ним пишете?

Луи Франк: И не то, и не другое. Сейчас я не режиссер. Я музыкант, в первую очередь. Заниматься клипмейкерством я не хочу.

Дмитрий Шуров: А хотите, я вам расскажу, почему он не хочет? Мы с ним как то начали снимать клип на нашу песню. И теперь, никак не можем его закончить. Поэтому с таким режиссером лучше не связываться.

Луи Франк: Но мы снимаем, так сказать, в быту. На концертах мы делаем много промо-видео. К тому же Юра фотографирует, а Дима рисует. Быть может, какая-то моя режиссерская работа и будет связана с группой, но не сейчас. Позже.

— И вас совсем не вдохновляет пример других великих людей — например, Эмира Кустурицы, который научился совмещать кино и музыку?

Юрий Хусточка: Конечно, такие примеры вызывают уважение. Но впрямую сравнивать его с Луи нельзя. Кустурица в первую очередь режиссер, а музыку он играет для души. А Луи в первую очередь музыкант. По крайней мере, теперь.

— Скажите, чья была задумка выйти на сцену в таких необычных костюмах (в Донецке ЕЕ выступали в лакированных комбинезонах кислотных цветов и шлемах, сродни мотоциклетным. — Ред.)?

Луи Франк: Инициатором выступил я. Просто когда у нас был саунд-чек, оказалось, что звук просто ужасный. Более того, мы поняли, что подстроить под себя нам его не удастся. Ну вот мы и решили в плане компенсации устроить на сцене шоу, выйдя на сцену в комбинезонах и шлемах.

Дмитрий Шуров: Только потом оказалось, что костюмы (из латекса), абсолютно не пропускают воздух и находиться в них более 3—5 минут практически невозможно. В довершение ко всему, наши шлемы почти не пропускали звук. Поэтому думаю, что наш концерт получился эпическим.

— Вы всегда на концертах такие представления показываете — или только когда звук плохой?

Дмитрий Шуров: Это не было исключением. Мы никогда не будем вести себя просто как музыканты. Однозначно, будем устраивать какие-то сюрпризы. Даже если наш новый диск будет менее театральным, мы все равно внесем в него немного эксцентричности во время "живых" выступлений. Например, что-то с переодеваниями. Нам нравится одеваться… и раздеваться…

 
D3AC6AB48E07-1.jpg

Металл

532C4FA3A050-2.jpg

Фотогалерея