Home Интервью БГ Пушкинская 10 - это научный труд
БГ Пушкинская 10 - это научный труд
В конце сентября колосс русского рока - петербургский "Аквариум" - явит миру свое духовное творение под названием "Пушкинская, 10". При поверхностном восприятии люди примут сей проект за очередной альбом группы, но для БГ это научный труд и вообще сакраментальная ступень на пути к истине.

Для плодотворной работы "аквариумным" ученым понадобились монашеские одеяния, приобщение к полуанонимному "Братству св. Винифреды" и один из трактатов антологии "Новый русский паломник". С данного трактата, снабженного удивительными фотографиями, картинками, схемами и открывающегося словами: "Феномен дома № 10 по Пушкинской улице в городе Санкт-Петербурге в последнее время все чаще привлекает к себе внимание мировой научной общественности", желательно начинать постижение грядущего диска "Аквариума". Что и сделал обозреватель "Известий".

- Скажи, Борис, где ты нашел этот трактат?

- Летом этого года в Берлине, в одной антикварной лавке. И когда прочитал про Пушкинскую, то вспомнил, что мы с Сережкой (Курехиным. - "Известия") много говорили по этому поводу. И Тимур Новиков (питерский художник, друг БГ. - "Известия") показывал мне схемы "невского Динамо", и Молли Зингер я знал (эти названия и имена фигурируют в трактате. - "Известия"). То есть факты, изложенные в "Новом русском паломнике", мне известны, но любопытен посторонний взгляд на это дело.

- Из всех перечисленных людей ты сейчас в живых один остался...

- Как сказать... Будучи связанным с "Братством святой Винифреды", я просто не имею права раскрыть поименно всех нынешних членов сообщества. Мне даны временные полномочия прояснять некоторые аспекты деятельности братства.

- Кому прояснять?

- Интересующимся. Возможно, буквально через несколько лет, когда вскроются многие факты, хлынет поток паломников. Известно, что мощи святой Винифреды находились в аббатстве Петра и Павла в Шрусбери и в 1548 году пропали. До сих пор никто не знает, где они, кроме тех, кто знает. Не исключаю, что во второй декаде XXI века карта Европы будет совершенно изменена и начнется крупнейшее паломничество. То, что мы с Курехиным когда-то и предсказывали.

- В трактате говорится про использование "Ленинградского Рог-клуба" на улице Рубинштейна в качестве официального прикрытия для деятельности братства. Что ты об этом скажешь?

- Есть отдельная книга, где изложены изыскания по происхождению рог-клуба. Я в одном из своих новых "Аэростатов" на "Радио Россия" прочту отрывки из нее. Это фантастическая история. Многие считают, что рог-клуб во многом инициировали органы госбезопасности. На самом деле именно через связи в эшелонах власти некоторые посвященные в организацию рог-клуба влияли на ход политики не только в России, но и во всей Европе. Там в рог-клубе был, например, комендант Миша. На самом деле это псевдоним графа Сен-Жермена. И, заметь, он был не самой крупной фигурой.
Аквариум
Не исключаю, что во второй декаде XXI века карта Европы будет совершенно изменена

- "Аквариум" ощущал себя инструментарием или прикрытием для неведомых сил? И к чему они вас подталкивали?

- Цель одна - просветление инертной материи. Но сами по себе мы прикрытием не были. Прикрытием был рог - такой музыкальный стиль. А мы-то занимались делом, играли на разных инструментах.

- Идея альбома появилась после прочтения трактата?

- Нет, раньше. Мы получили недвусмысленные указания, что альбом нужно закончить к 15 сентября. Это были определенные знаки, знамения, которые происходили со всеми членами "Аквариума"... Раскрыть, что это были за чудеса, я не могу. Мы давали подписку...

- Подписку кому? Природе?

- В некотором роде...

- А на чем расписывались?

- Ну как на чем... На бланке. Я, такой-то, обязуюсь не разглашать содержание происходивших со мной чудес и знамений.

- И долго не разглашать?

- До выхода альбома. А потом, по устройству монашеского сознания, произошедшее чудо переходит в раздел реликвий.

- А "Пушкинская, 10" может существовать без буклета с напечатанным в нем трактатом?

- Конечно. Просто как подборка песен, которые мы на концертах будем исполнять крайне редко. Там слишком специальные методы используются. Психоакустика в некоторых вещах доведена просто до изыска. Не все, конечно, сразу слышно, поскольку многие вещи находятся на втором и третьем смысловом уровнях. Этот альбом мы готовили очень давно и, если ты заметил, выпускаем в конце 2009 года. Мы завершаем этап, начавшийся ровно десять лет тому назад выходом альбома "Пси". Третья версия "Аквариума" на этом завершается.

- По песням, которые ты мне, Борис, перечислил ("Мария", "Девушки танцуют одни"), я понял, что в "Пушкинскую, 10" войдет не новый материал "Аквариума"?

- Это не новый альбом, но, как ни странно, сегодняшний. Неизданного материала у нас на три альбома. Мы решили, что кое-что пора выпустить.

- "Пушкинская, 10" - развитие постмодернистских изысканий, которые вел твой друг и соратник Сергей Курехин?

- Я вступлюсь за честь Курехина. Сергею Анатольевичу никогда в жизни не пришло бы в голову слово "постмодернизм". Он мог его использовать только как ругательный термин. Нас интересует истина в чистом виде. И "Пушкинская, 10" - на самом деле не совсем альбом. Это научная работа с приложенным к ней вибрационным материалом, который мы, грубо говоря, называем музыкой. Материал состоит из двенадцати разной протяженности кусочков, где записаны определенные вибрации, вызванные исследованием разных точек мю-поля, находящегося под Пушкинской, 10.

- Дальше нас ждет четвертая версия "Аквариума"?

- А вот на этот вопрос могут ответить только библейские пророки.

- Полагаешь, они думают о судьбе "Аквариума"?

- Честно говоря, даже не пытаюсь представить себе, о чем думают библейские пророки. Не уверен даже, все ли они живы.

- Ну а ты-то о чем думаешь?

- Ни о чем. Только о том, как прекрасна монашеская ряса, которая освобождает сознание человека от всего ненужного.

- А у тебя есть ряса?

- Конечно. Сразу скажу, что мы не обращались за пошивом ряс к известным дизайнерам. Мы отвергли их предложения. Не буду называть, кого именно. И заказали изготовление ряс в специальной мастерской. А специальные тапочки мне сшили в монастыре Одинокого Пика, под Дэнфеном в Китае. Будем откровенны, любой мужчина мечтает надеть рясу. Надеваешь рясу - и тебе больше не нужно заботиться о семье, детях, гаишниках, плате за квартиру, содержании автомобиля, работе. Ты ни о чем больше не переживаешь - только служишь Богу. Люди недооценивают сходства рок-н-ролльного образа жизни с монашеским. Когда человек поступает в монастырь или рок-группу, его перестают заботить внешние обстоятельства. Он не думает о том, где ему сегодня спать, что есть, какая погода. Его ничего не волнует. От него требуется только одно - чтобы он занимался своим делом и славил Господа доступным ему образом.

- Жена знает, что ты о ней больше не заботишься?

- Она прекрасно меня понимает. Всегда она и дети заботились обо мне.

- А гаишники тоже всегда о тебе заботились?

- Конечно. Порой они выстилали мне дорогу лепестками роз, но это было не в Москве. Однажды машину, в которой я находился, просто несли на руках.

- "Пушкинская, 10" как-то продолжает линию альбома "Пески Петербурга" 15-летней давности?

- На "Песках Петербурга" все было в зачаточном, детском состоянии. Альбом тоже был собран из разных наших вещей, которые когда-то провалились в трещину времени, но тогда у нас еще не имелось сегодняшнего научного аппарата. И все осложнялось войной кланов. Студия, где мы записывались, находилась там же, где был бункер, в котором поочередно прятались члены разных бандитских группировок. Записываешь порой песню, а тут ядовитый газ начинает идти - одни травят других. Или в метро пальба начинается. И не просто пальба - "Катюши" грохочут. Это же известный факт, что в 1992 году на некоторых ветках питерского метро вместо вагонов ездили "Катюши". И они "мочили" друг друга с ужасающей силой.

- А ты в то время еще ездил в метро?

- Естественно, ездил. Но стало опасно. Особенно ночью. Стоишь на темной станции, и тут с ужасающим воплем проносится состав, состоящий из танков, и такой же несется в противоположную сторону. Они еще и стреляют друг в друга, проезжая через станцию. Приходилось прятаться в укрытия. Такое происходило на нескольких специальных ветках метро - сейчас там все оплавлено взрывами. Старожилы знают, что там была война не на жизнь, а на смерть. Слава Бутусов это помнит очень хорошо, Сашка Титов (известный бас-гитарист "Аквариума". - "Известия") помнит.

- Обладая нынешним научным аппаратом и такими эксклюзивными воспоминаниями, ты не думал взяться за написание альтернативной современной истории Санкт-Петербурга?

- С тех пор как мы приняли монашеский обет и стали общественной частью "Братства святой Винифреды", история нас не интересует. История - полигон для других людей.

- Вернемся к голому реализму. Юрий Шевчук проводит с "ДДТ" гражданско-благотворительные акции - находится, в сущности, в оппозиции действующей власти. Можно ли ждать подобного от сегодняшнего "Аквариума"?

- Я буду жестким. Если все мы так или иначе христиане, напомню слова апостола Павла: власть дана от Бога, и каждый народ имеет ровно ту власть, которую он заслужил. Юрку я очень люблю и уважаю и абсолютно не хочу критиковать его деятельность. Но у меня всегда возникает вопрос: "Дорогой, какую альтернативу ты хочешь предложить?" Я альтернативы не вижу. Считать, что Россия стала цивилизованной и у нас может быть, скажем, полноценный парламент, я не могу. Не готов верить в фантастику. Нам до цивилизованности еще очень далеко, если мы вообще захотим цивилизоваться. Я вот вчера шел по улице и думал, как все сейчас похоже на то, что было в 1960-1970-е годы. Разница лишь в том, что любой человек, если захочет, может уехать. Можно купить что угодно. Если захотеть, можно заработать деньги. Так что все в наших руках.

- Со свободой перемещения у некоторых уже возникают сложности. Например, должников по банковским кредитам и злостных неплательщиков алиментов могут не выпустить из страны. У тебя с бывшими супругами проблем нет в этом вопросе?

- Нет. С бывшими женами у меня вполне хорошие отношения, и никогда речи о том, что я кому-то что-то не платил, не было. То же и по штрафам на дорогах. Я вообще люблю платить долги. Да и редко мне приходится одалживать деньги.

- Сейчас, облачившись в рясу или просто оставшись где-то наедине с собой, ты можешь сказать себе: я абсолютно свободен?

- Да. Потому что знаю одну вещь: любая моя несвобода - плод моего собственного воображения. Моя свобода - в моих руках.

- А ситуации панического страха, когда ты не понимал, что делать дальше, и чувствовал, что вот-вот не выдержишь, случались? Предположим, после приснопамятного фестиваля "Тбилиси-80", когда тебя изгнали и из университета, и из квартиры жены?

- Было грустно и обидно, что люди пошли на такое. Конкретно имею в виду Гайоза Канделаки, приславшего на меня в Питер донос такого содержания, за который при Сталине расстреливали. Потом он же мне в лицо говорил, что это была шутка. Недопонимание. Человек написал, что Гребенщиков и группа "Аквариум" раскидывали со сцены листовки антисоветского содержания, прекрасно осознавая, что ничего подобного тогда в Тбилисской филармонии сделать было невозможно... Но в отчаяние я не впадал. А когда понял, что таким образом меня спасли от серьезного восприятия происходившего вокруг цирка, что я сложил с себя мантию советского инженера, семейного человека и т.п., что теперь я - бомж, работающий в охране, то осознал: у меня ничего не отняли. Мне подарили жизнь и свободу. Отныне я могу делать что угодно и оставаться самим собой.

- А когда случились болезни и операции на глазах, на сердце, ты испугался?

- Я относился к этому смиренно. Тут нет ни буддизма, не христианства. Это просто единственно возможное отношение к таким ситуациям. Человек понимает, что дело в руках Бога. Я был готов к смерти в 48 лет по определенным причинам. И поэтому я считаю, что все, что мне дано сверх этого срока, - уже бонус. Мне сейчас 55. И у меня в распоряжении тело, которое мне в качестве интересной игры хочется поддерживать на плаву еще какое-то время...

- У тебя никогда не возникало ощущения собственной изношенности?

- Нет. То, как я эксплуатировал свое тело, было неэкономно, абсолютно иррационально, чем я очень доволен. Никто меня не сможет упрекнуть в том, что я чего-то не сделал. И за то, что я еще жив, хвала Богу и моим родителям. А всем остальным могу сказать: не пытайтесь это повторить.

- Ты еще можешь в какой-то ситуации спеть свою радикальную песню "Козлы"?

- Такой посыл не обязательно должен возникнуть от внешних обстоятельств. Это как раз было бы мелко. Кто-то мне, образно говоря, наступил на ногу, я немедленно свирепею, хватаю гитару и пою "Козлы"... И потом в песне "Козлы" все хватаются за ключевое слово, а ведь главное там: "Мы могли бы быть люди". И поэтому я очень симпатично к этой песне отношусь. Она про то, что мы еще можем стать людьми. Хотя козлы - тоже хорошо, у них зрачки красивые...

 

Фотогалерея