Home Интервью Армен Григорян Третий Ангел родился сам
Армен Григорян Третий Ангел родился сам
Как известно, по пятницам черти рождаются, но в пятницу 19 мая «родился» ангел, причем третий. В этот день состоялось рождение новой группы Армена Григоряна «3’ ангел», с презентацией дебютного альбома «Китайский танк».

Армен Григорян ответил на несколько вопросов NEWSmusic о своем новом проекте.

- Более 20 лет Вы возглавляли группу «Крематорий». Почему именно сейчас Вы решили сделать собственный проект? Как это соотносится с творчеством «Крематория»?


Армен Григорян

- Работа в студии очень сложна для музыкантов, потому что они более концертные, у них есть свой почерк, стиль, и менять что-то не получается. И здесь получалась психологическая скорее ситуация: то есть либо менять состав, чего не хотелось делать, потому что у нас все-таки не один стакан выпит вместе, и мы дружны, помимо персональных всех этих вещей, либо...

И тогда я попытался сделать только студийную версию своих песен. Потом все это вдруг стало развиваться, потому что нашлись... То есть все встало на какой-то другой, более серьезный уровень: и по аранжировке, и по саунду, и по схеме записи вообще.

Мы никогда раньше не моделировали песни. А в данном случае рождалась такая серьезная компьютерная модель песни, вплоть до марки инструментов, которые там играют. И потом уже воплощение шло через живых музыкантов. Не только наших, но и зарубежных, поскольку мы как-то обменивались через интернет, и у нас есть несколько музыкантов зарубежных, которые записали там свои партии. Я не представлял, что будет дальше. Я просто пытался идти, даже иногда через самоотрицание, и вот это было очень сложно... Я больше всего опасался ревности, обид. Но, слава Богу, «Крематорий» полным составом присутствовал на презентации проекта «3’ ангел», и будет меня поддерживать в дальнейшем.

- В новом альбоме много разнообразной экзотики, которую Вы так любите. Особенно наше воображение поразила бэк-вокалистка – внучка шамана из Якутии. Каким образом внучка шамана стала бэк-вокалисткой? Где вы ее нашли?

- Очень просто – там же, где и китайцев. У нас есть собственная студия, и на ней писалась ее бабушка.

- Тоже шаманка?

- Да, она шаманка. Причем, шаманка достаточно такая серьезная. Она записывала альбом, и решила поднять немножко якутскую культуру. И на самом деле пришла по адресу. Но мы решили, так сказать, использовать молодежь, и когда узнали, что у нее есть такая шикарная внучка, - она записалась с нами. А китайцев мы нашли через дорогу буквально, потому что напротив нашей студии находится китайское общежитие. Далеко ходить не надо было, мы там все это дело и отыгрывали.

Больше было интересно работать с иностранными музыкантами. У нас, скажем, был блюз, «Маразм неизбежен» называется, и мы пробовали наших записать, но вы абсолютно правильно сказали, что когда вы пишете именно сильно народную музыку, а блюз – это все-таки народная американская музыка, то желательно записать носителя языка, потому что он все сделает достоверно, он не допустит акцентов. И тогда мы нашли через моего приятеля в Сан-Франциско парня, он записался за один дубль, когда у нас накопилось уже куча материала, разными музыкантами сыгранного, но все было как-то вот не так, а это точно попало в точку. То же самое касается и песни “L’amour de trios”, там французская гармошечка, причем парень не профессионал, он водитель-дальнобойщик. Но сыграл шикарно. Вообще, если вы хотите послушать хорошую русскую частушку - наверное, лучше не слушать этих выпускников консерваторий, а съездить в какую-нибудь деревушку, и там все это будет гораздо достовернее. То есть мы пытались найти именно людей, которые в земле в этой, откуда произошла эта музыка.

- Ходят слухи, что после презентации Вашей новой замечательной гитары, у Вас возникло желание сделать акустический тур. Правда ли это?

- Это всего лишь теория, потому что имея группу уже на сегодняшний день концертную – «Третий Ангел», и «Крематорий», который... ну во всяком случае мы бьем рекорды по количеству концертов в год, хотя вроде ничего нового не выходит у нас, но в прошлом году мы отыграли 99 концертов.

- Так много?

- Да, 99 концертов. И это было очень много, действительно. И как это я буду совмещать? Я пока еще плохо себе представляю работу с Ангелом. Но что касается акустики – это просто совершенно иная, и даже немного забытая мной атмосфера камерности, доверительности – с чего мы, собственно говоря, начинали. Просто потянуло к домашним таким, камерным посиделкам. Но как я буду все это совмещать, я не знаю, если с «Ангелом» и «Крематорием» - это раздвоение личности, то еще и с акустикой – это получается растроение личности. Пока я должен для себя еще как-то понять, как это все будет происходить.

- При таком количестве концертов как Вы отдыхаете?

- Никак. Это единственное, что у меня сейчас получается... Я даже испытываю комплекс по отношению к детям, потому что я и их-то уже не вижу. Все происходит настолько быстро, буквально какие-то несколько часов в воскресенье. Это на самом деле, большая проблема, но знаете, это, наверное, как какое-то такое наркотическое состояние. Если, как лошадка закусили удила, и бежите куда-то, если у вас есть этот спортивный азарт и интерес, его нельзя терять, потому что он со временем может пройти. В тот период, который был, я ничего практически не делал, мы только концертировали с выхода "Мифологии", – это 4 года. Это был период, когда ничего не хотелось делать, просто хотелось ждать, потому что если мы что-то делали – это напоминало свои собственные штампы и самоплагиат.

А когда это все проявилось, нужно хватать обязательно, потому что если вы упустите, это будет как поезд, который остановился у вас на перроне, и вы не запрыгнули в него... И он ушел. Потом будете долго его догонять. Поэтому здесь, так уж по опыту своему говорю, если вы что-то задумали, вам нужно делать обязательно это сегодня, пока продукт, так сказать, не скис.

- Каков ваш взгляд на современную молодежную эстраду и направления ее развития? Есть ли у вас планы работы с новыми группами?

- С группами мы, наверное, работать не будем.

У меня сейчас в группе два молодых совершенно музыканта – одному 18, другому 20 лет, то есть это молодежь. Опытные музыканты у нас, кстати, тоже братья между собой, у них разница 3 года, и наш клавишник и барабанщик, которые принимали участие в записи альбома, не только как инструменталисты, но и как аранжировщики и саунд-продюсеры, у них тоже разница в возрасте – 3 года.

Вообще они все Михайловичи еще к тому же, я один, значит, Сергеевич, получаюсь. Я даже думал, может быть как-то группу переименовать, назвать там «Братья и сирота». Есть какие-то вот такие кармические штуки, но посмотрим, я считаю, что планировать...

То есть эта крематорская идея, что надо жить сегодня, а завтра придем и посмотрим, что там делать – это на самом деле правильно. То, что происходило 2 года назад, я честно не мог представить себе, что выльется в такой концертный проект, что эти мои игры с компьютером, достаточно дилетантские, выльются в достаточно серьезную работу, где... ну... Абсолютно не стыдно этой работы, потому что она достойная. Она может быть кому-то понятна или нет, но она сделана очень фундаментально и, более того, я сейчас уже к следующему альбому приступил, потому что это была как бы такая проба пера, то есть обкатка машины, которая только вышла с завода. Сейчас можно уже прибавить скорость и спокойно записывать следующие, потому что я уже представляю, как осуществлять звуки, как работать, например, с Венским симфоническим оркестром и как это все положить на почву рок-н-ролла и собственных, самое главное, мозгов. Поэтому, думаю, ближайшее время появится что-нибудь еще.

- Скажите, что было после столь длительного затишья движущей силой появления нового альбома? Было ли что-то, что можно так назвать?

- Я не знаю, если честно ответить на ваш вопрос, то не знаю. Я, конечно могу немножко пословоблудить и понять, но на самом деле это не понятно, потому что то, что мы ничего не делали - это было на самом деле правильно. Если вы не хотите, и у вас нет идей, то не надо насиловать бумагу, гитару, холст – надо подождать. И потом накапливается нечто, что выливается как водопад, прорывает дамбу например, и у вас начинается что-то такое.

Большинство материала я написал за одну неделю, потому что это переход по-нашему, по-маёвски потенциальной энергии в кинетическую, то есть что-то такое происходит, а потом это все получается. Этот естественный путь без насилия над собой, он на самом деле правильный, та как может привести вас к terra incognita, то есть к тому, чего у вас не было раньше. Только такой путь, потому что это на самом деле и есть эволюция. Я знаю многие музыканты, наши коллеги, выпускают по два альбома в год. Это сложно, я не представляю, как они это делают.

Вы задайте мне еще последний вопрос, почему мы ту презентацию устроили в МАИ!

- Действительно, почему же?

- Потому что это alma mater. Крематорий начинался здесь. И я думаю, что это очень правильно, я хотел страшно, что бы мы здесь сделали. Потому что наши традиции крематорские, должны плавно перерастать и в МАИ-традиции. И старт «Ангела» в МАИ, в родных стенах, меня очень греет, и я считаю, что это очень правильный выбор.

Анна НЕВСКАЯ, NEWSmusic.ru
Фото - Павел СУХОЙ, NEWSmusic.ru

 

Фотогалерея