Home Интервью Андрей Макаревич Нас держат совсем за скотов
Андрей Макаревич Нас держат совсем за скотов
Музыкант огорчился, что население России лишили права выбора на выборах.

Андрей Макаревич привез в Воронеж программу «Love». Песни о любви он исполнил в компании трио Евгения Борца, Константина Гевондяна и Acapella Express. Больше всего зрители в зале Воронежского театра оперы и балета радовались и аплодировали, когда Макаревич пел свои песни.

Перед концертом Андрей Макаревич пообщался с журналистами.
Андрей Макаревич
Андрей Макаревич

- В Воронеже сегодня вы побывали в музыкальном магазине. Там работают ваши друзья?

- Это «Музторг». Они помогают нам, мы помогаем им, у нас многолетняя дружба. Я отвечал на вопросы, давал автографы. Посмотрел, что у них за гитары.

- Как отмечали день рождения «Машины Времени»?

- В этом году 27 мая «Машине времени» исполнилось 42. Отмечать хватит. Советского Союза уже нет, а любовь к юбилеям осталась. Смотреть по афишам: что ни концерт, то юбилей. У всех юбилеи. Хочется просто концерты играть без всяких юбилеев.

- Вышла ваша книга «Евино яблоко». Что вас подвигло ее написать?

- Это художественное произведение. Просто возникла такая потребность, очевидно. Я не очень анализирую побуждающие мотивы. Мне показалось, что это будет интересно.

- «Машина времени» отсудила 2,5 миллиона рублей у ТВТ, но они подали апелляцию на решение в Арбитражный суд. Что он решил? В Татарстане использовали ваши клипы без вашего ведома?

- Мало того, что использовали, они их за деньги еще продавали. Это совсем уже нехорошо. Я не знаю, чем кончилось, этим занимаются юристы.

- Андрей Вадимович, Первый канал предлагал вам войти в Совет директоров? Чем эта история закончилась?

- Я вошел в Совет директоров.

- До этого вы говорили, что не любите смотреть телевизор.

- Как вы думаете, каждый зубной врач любит ковыряться в чужом рту? Я думаю, что меня позвали, потому что они предполагают, что я смогу принести какую-то пользу. Телевидение у нас очень разное. Есть программы, которые мне совершенно не интересны, есть программы, которые мне интересны, другое дело, что их становится все меньше, а тех, которые не интересны – все больше. Может быть, благодаря моему присутствию, в этом плане что-нибудь изменится… Правда, пока ни одного заседания Совета не было.

– Чтобы бы вы изменили?

- Я хочу, чтобы было меньше чернухи. Я хочу, чтобы изменился приоритет ценностей в новостях, потому что это нагнетание депрессивного состояния я не понимаю. Зачем это нужно? Это плохо кончится. Мы и так не сладко живем, чтобы еще на нас нагонять сумрак. Почему-то сначала рассказывают, как мама с ребенком выкинулась с 9 этажа, а потом о переговорах Медведева с Обамой. Мне кажется, при всем трагизме того, что мама выкинулась (каждый день кто-то где-то выкидывается, сумасшедших много у нас), эта новость не важнее, чем переговоры президентов двух держав. Мне бы очень хотелось, чтобы их расставляли по местам, и чтобы было немножко больше позитива, потому что опять же у нас жизнь очень разная, и я не могу сказать, что радости в ней совсем нет.

- Вы сказали как-то, что люди озверели. Как с этим бороться?

- Должно быть больше позитива в жизни – раз. И должно быть больше уважения к гражданам страны со стороны правительства - это два. Русский человек готов есть дерьмо. Если ему скажут: ты меня уважаешь, я тебя уважаю. Меня уважают - я потерплю. Но если его не уважают, он очень обижается.

- Вы смотрели фильм «Дом солнца», где ваш сын Иван сыграл? Он вас расспрашивал о том вашем периоде жизни?

- Конечно, смотрел. Он достаточно все хорошо знает и так. Гарик Сукачев ему объяснил, что там надо сделать. Я сам Гарику посоветовал сына, потому что он хотел подбирать артистов. Я говорю: «Ты себе не представляешь, насколько наши дети на нас похожи!». К тому же собственно это его профессия.

- Фильм понравился?

- Хороший очень, трогательное кино, светлое. Оно печальное, в меру ностальгическое, но в нем нет чернухи.

- Сейчас записывается пластинка ваших песен на иврите. Откуда такая идея?

- Я хорошо знаю Мишу Галдовского - это мой старый товарищ. Он живет в Израиле. Мне очень понравилась пластинка Выскоцкого, которую он сделал. Собственно, когда он предложил с моими песнями сделать такую же работу, мне было приятно. Песни - для того, чтобы их пели. По-моему, получилось очень здорово. Я не могу оценить перевод, потому что не знаю иврит. Люди, которые знают язык, говорят, что перевод блестящий. Я понимаю, что есть смысл выпускать это в Израиле. Здесь она кому нужна? Для этого там надо проводить переговоры, у меня пока не было возможности этим заниматься.

- Ваша книга «Вкусное кино» появилась, как ностальгия по позитивным советским фильмам?

- Никакой ностальгии. Это просто любопытное исследование второго плана, которое в кино есть всегда. Мне всегда было ужасно интересно следить за деталями, за соблюдением мелочей. Мне ужасно не нравилось, когда я участвовал в картине, и снималось продолжение вчерашнего кадра, то сумочка вчера тут стояла, а сегодня в другом месте. Ребят, это ерунда какая-то! За этим должен следить специальный человек. Когда в кадре есть какая-то готовка пищи, она должна быть достоверная. Я до сих пор не понимаю, почему в американском фильме, если артист играет на пианино, он нажимает на те клавиши, которые звучат. А у нас даже на гитаре в лучшем случае кое-как. Мне было интересно, где это сделано добросовестно, а где кое-как. Никакой ностальгии там нет. У меня ни малейшей ностальгии по советским временам нет и не будет.

- Почему вашу песню про Холуево, которой год, так раскрутили именно сейчас?

- Потому что люди стали зомбируемы. Семь месяцев лежала песня в сети. И тут вдруг они спохватились – выборы на носу, то-се. Открытие для себя сделали. В силу необразованности, в силу нежелания залезть в архивы, в первоисточник, в силу ошибочной мысли, что мир вертится, потому что они пукают. Поэтому так.

- Как вы относитесь к тому, что премьер снова баллотируется в президенты?

- Что баллотируется – нормально. А к тому, что нам уже сказали, кто будет президентом – отрицательно. Вы не знаете? Путин. Политикой интересуетесь? Напрасно. С того момента, как Медведев отказался в пользу Путина, все было уже решено. Мне в этом не нравится не то, что нас лишили выбора, у нас в стране выбора особенно никогда и не было. Всегда сами брали власть и сидели до усеру. А не нравится то, что нас лишают даже иллюзии выбора. А это значит, что нас держат совсем за скотов. Вот это некрасиво. В этом есть жуткое неуважение к населению. Мне кажется, что Путин этим всегда страдал.

- Вы, по слухам, собираетесь встречаться с Полом Маккартни?

- Я не собирался с ним встречаться, я просто собирался пойти на его концерт. Что мне с ним встречаться?

- Может, у вас проекты совместные какие или дружба.

- Ага, он прямо ждет не дождется, когда придет Петя Пупкин из Мухосранска и предложит ему проекты. Нас знакомили. И что? Его в каждом городе с кем-то знакомят, с десятком человек. Он всем улыбается и говорит дежурные слова. Ему глубоко наплевать и на нашу страну и на музыку в ней. Он не слышал ни одной нашей ноты. Давайте не строить себе иллюзий. Совместные проекты! У него с Клэптоном могут быть совместные проекты.

- Вы в дуэте с Михаилом Горбачевым спели песню. Еще с какими-то политиками или олигархами планируются дуэты?

- Не планируются - ни с политиками, ни с олигархами. А с Горбачевым я пел дуэтом с совершенно конкретной целью – заработать денег для детей, лечащихся в детской онкологической больнице, что мы и сделали. Я уговорил его это сделать, и мы эту пластинку продали за 100 тысяч фунтов. Я считаю, что это хороший вклад в эту клинику.

- Сейчас всю музыку можно скачать в интернете бесплатно. Как же артистам зарабатывать?

- Да что там зарабатывать, это ладно. Вот песен-то больше не будет, это да. Фаны, которые любят халяву, убили музыку, которую они любили. Вот и все.

Иван ТОЛСТОЙ, «Новости шоу-бизнеса NEWSmusic.ru»
Фото автора

 
ED21D5BEE6E5-1.jpg

Металл

1CB1623562DB-1.jpg

Фотогалерея