Home Интервью Александр Кутиков В моей семье нет фанатов Машины времени
Александр Кутиков В моей семье нет фанатов Машины времени
Александр Кутиков - не только музыкант группы «Машина времени». Кроме этой почетной должности, которую он занимает уже больше трех десятилетий, Кутиков - продюсер, рулит процессами в отечественном CD-бизнесе. И является главой семейства, где все женщины (жена и дочь музыканта) носят одно имя - Екатерина.

- Как вам, Александр Викторович, просто делать подарки! Достаточно выпустить пластинку, а потом торжественно ее преподнести - и успех гарантирован, как произошло на очередном дне рождения Андрея Макаревича…

- Ко дню рождения Андрея мы в компании «Синтез Рекордс» (руководителем которой является Кутиков. - Авт.) сделали подарочный сборник. На мой взгляд, очень симпатичный, - рассказывает Александр "Аргументам и фактам". - Он в основном состоит из тех песен, которые Андрей записывал сольно. Получился, как мне кажется, очень изящный и элитный «продукт». Дело в том, что среди песен, которые принадлежат перу Андрея и, к сожалению, не очень известных широкой публике, есть много красивых и умных. А в наше время, когда песен такого уровня появляется все меньше и меньше, думаю, выпуск такого сборника - не просто подарок, а культурологически важный шаг.


Александр Кутиков
Александр Кутиков

- Следующий сезон «Машины времени» - юбилейный. Что планируете?

- Да, это будет юбилейный год. Но, прежде чем о нем говорить, до него надо дожить. В наше сложное время все очень быстро меняется. Мы надеемся, что экономическая ситуация в стране позволит нам провести этот праздник. А как там получится, поживем - увидим. Мы планируем 40 городов, 40 концертов…

- 40 лет - дата нешуточная. За эти годы вы, наверное, не раз трудные времена переживали?

- Это иллюзия, что жить стало легче. На самом деле трудности были и есть у всех, кто живет в нашей стране. Только они, трудности эти, постоянно трансформируются, переходят из одного состояния в другое. И сегодня, на мой взгляд, ничуть не легче, чем было 20 лет назад. А 20 лет назад было не легче, чем 40. Все серьезные трудности в этой стране начались, я так думаю, года этак с 1917-го.

- А вы себя с какого возраста помните?

- Я помню себя в коляске. У меня есть фрагменты в памяти, которые я потом соотносил с точными временными отметочками. Я ведь родился в доме на Патриарших и отчетливо помню, как когда-то на этих прудах люди катались на лодках. Выяснив, когда с Патриарших прудов убрали лодки, я понял, что помню себя в возрасте пяти-шести месяцев. Но фрагментарно. Вообще, вся жизнь состоит из ситуаций и событий, которые имеет смысл запоминать.

- Дневники ведете?

- Нет. Мне это не нужно. Я пока еще многое помню. Мои друзья, которые пишут дневники, а потом книги, очень часто обращаются ко мне за уточнениями: когда это было, где это было и как...

- Говорят, в детстве вы занимались боксом. Почему вы решили, что вам нужно уметь себя защищать?

- Я не решал, просто жизнь так складывалась. Либо бьют тебя, либо ты. Третьего в этой жизни и в этой стране не дано. Это не грустно, это - жизнь. Но выживает не сильнейший, а тот, кому провидением назначено выжить.

Кстати, в процессе занятий боксом, как это ни покажется странным, я понял, что в первую очередь нужно развивать свой интеллект. В том числе и в приложении к любому виду спорта. Самые выдающиеся спортсмены, во всяком случае те, с которыми я был знаком, были очень неглупыми людьми в жизни…

- У вас были в детстве люди, которым хотелось подражать?

- Я очень любил мировую литературу, а в ней было много персонажей, на которых мне в разные годы жизни хотелось быть похожим. А потом мне невероятно повезло: я с детства встречал множество очень интересных людей. Людей, у которых можно было многому научиться. И я учился и до сих пор продолжаю это делать.

- Ваша семья разделяет ваши взгляды на жизнь?

- Так получилось, что в нашей семье нет человека, чье мнение являлось бы единственным и безусловным. И так было всегда. На мой взгляд, это хорошо. Потому что любой человек имеет право на ошибку, и жизнь не состоит из аксиом. И каждый день нужно практиковаться в доказательствах. Вообще, я стараюсь о семье говорить как можно меньше. Не вижу смысла в этих рассказах. Моя семья - это моя семья. Так же, как и в любой другой, у нас есть свои особенности и секреты. Я почти уверен, что никакая другая семья жить так, как мы, скорее всего, не сможет. Просто в силу того, что это - другие люди, с другим мироощущением и, как следствие, другими отношениями.

- Ваши домашние бывают на концертах «Машины времени»?

- Иногда.

- Им нравится?

- Бывает, что нравится. Бывает - нет. Они не являются фанатичными поклонниками нашей группы, и меня это всегда радовало. Моя жена вообще не знала, что существует группа «Машина времени», до того момента, пока мы не познакомились и не подружились. Ее абсолютно не волновало все то, что имело отношение к моей жизни с точки зрения музыки или моей известности. Не волнует и сейчас.

- А вы интересуетесь ее делами?

- В тех рамках, в которых ей необходимо, - да. Если ей интересна какая-то тема и я в состоянии эту тему поддержать в наших разговорах, мы, конечно же, ее обсуждаем. Жена у меня знает очень много, она очень интересный человек. И мне всю жизнь приходится в ряде вопросов ее постоянно догонять. По специальности она художник-постановщик: училась в мхатовском училище, работала в Вахтанговском театре, преподавала в Институте культуры. Потом, когда дочка подросла, жена совершенно неожиданно решила поменять специальность. Поступила в Архитектурный на факультет ландшафтного дизайна, параллельно окончила японскую Академию школы согэцу. Сдала экзамен, получила японское имя и теперь имеет право открывать школы по всему миру.

- А про дочь что расскажете? Вы с ней - друзья?

- Свою дочь (Екатерина - студентка юридического факультета МГУ. - Авт.) я вижу каждый день и очень ее люблю. Но она живет так, как понимает, как у нее получается. Убежден: главное, чтобы родители умели любить своих детей любыми. И хорошими, и плохими, и красивыми, и некрасивыми. Потому что все относительно. А любовь - важнейшее чувство, опора, необходимая для существования любого человека.

- Разве не хочется уберечь ее от каких-то ошибок или вы считаете, что в ее жизнь не стоит вмешиваться?

- Если она спрашивает, то обязательно получает ответы на свои вопросы. И, конечно же, какие-то мои ответы помогают ей уберечься от неверных шагов и ошибок, а какие-то - нет. Что-то принимается ею, а что-то не принимается. Это жизнь. Хотим мы этого или не хотим, между родителями и детьми есть серьезный возрастной водораздел. И многие очевидные для взрослых людей и не требующие объяснений события, как ты ни объясняй, не будут понятны молодым, пока они не проживут такое количество лет, которое сделает эти вопросы простыми и понятными. Не надо мучить детей. Им надо только помогать.

 
EE3FEDF896DE-1.jpg

Металл

4ACAF86B2958-1.jpg

Фотогалерея