Home Интервью Александр Конвисер Я занимался музыкальной проституцией
Александр Конвисер Я занимался музыкальной проституцией
Осенью прошлого года «Бригадный подряд» объявил о своём расколе: группу покинул вокалист Александр Конвисер. И если «Бригадный подряд» после этого продолжил чувствовать себя вполне неплохо, то Конвисеру многое пришлось начинать с нуля.

Однако, дав уже два концерта в Москве, он доказал, что его проект «МП-Три», скорей всего, займёт заметное место на отечественной рок-сцене.

«Новости шоу-бизнеса NEWSmusic.ru» встретились с Александром Конвисером для того, чтобы узнать больше о его новом проекте «МП-Три», и обсудить современный шоу-бизнес.
Александр Конвисер
Александр Конвисер

- Расскажите для начала, о том, как вы после раскола «Бригадного подряда» делили репертуар и решали, какие песни исполнять вам, а какие им?

- Я поставил для себя ограничение: я не пою песен, написанных участниками группы, даже если они мне очень нравятся.

- Прошлый год был трудным для российской рок-музыки. Это означает, что рок стоит на гране перемен? Что вообще происходит с нашей музыкой?

- А чем он был тяжёлый?

- Ушла со сцены Агата Кристи, взял творческий отпуск «Наив», раскололся «Бригадный подряд».

- Агата Кристи – это одна из моих самых любимых английский писательниц, и она никуда не уходила, а продолжает существовать едино.

- Наив?

- Надеюсь, что будет ещё выступать и радовать нас своим творчеством. Каждый год люди встречаются, влюбляются, женятся или расходятся, и я бы не стал искать здесь какие-то социологические закономерности или же связывать это с кризисом.

- Как вы думаете, будут ли проводить параллели между вами и Чачей Ивановым, ведь вы оба занялись сольным творчеством?

- Обязательно будут! Не знаю, как Александру Иванову, а мне такое сравнение импонирует, потому что я очень люблю его творчество. Мы с ним много разговаривали о наших дальнейших планах, одинаково думаем о многих вещах, и я не сомневаюсь, что наши творческие пути ещё пересекутся.

- Ваш новый проект задуман как полная свобода творчества. А как вы вообще считаете, можно ли в условиях современного шоу-бизнеса достигнуть этой свободы, ведь сейчас всё подчинено формату?

- То, что я сказал вчера, может не соответствовать моему сегодняшнему мировоззрению. Настоящей творческой свободы, конечно, не существует: мы все завязаны на мелочах, которые в любом случае связаны с записью, концертами, передвижениями. За всё это надо платить, а то, что связано с деньгами, ограничивает свободу. Но, тем не менее, наверное, любой карьерный рост человека связан с максимальным достижением этого недостижимого идеала – свобода.

От понятий «шоу-бизнес» и «формат» я пытаюсь в своём проекте уйти к чёртовой матери. Слишком часто в последние годы я играл и пел песни не те, которые хотел, а те, которые от меня требовал формат. Специально писать песни, чтобы лучше плавать в шоу-бизнесе, я, конечно, не буду. Я одним глазком на него посмотрел и понял, что мне это не интересно. Но я не сомневаюсь, что по случайному расположению звёзд наши песни будут звучать из всех магнитофонов страны, компьютеров страны и лотков с шаурмой.

- Неофициальное название вашего проекта – «музыкальные проститутки». Это как раз и связано с тем, что вам приходилось продаваться и петь не то, что хотелось?

- Мы называемся «МП-Три», хотя да, где-то вначале проскальзывало название «Музыкальные проститутки». Музыкальная проституция – это то, что окружает нас; это то, чем вынужден был заниматься и я. Это моя рефлексия, диагноз многому, что было в моей жизни до этого года.

- В одном из интервью вы сказали, что слушать качественную поп-музыку вам интереснее, чем некачественный рок. А что такое для вас качественная «поп-музыка»?

- Я не понимаю разницы между понятием поп и рок. Поп-музыка – это музыка, которая популярна. Рок-группа «Король и шут» гораздо более популярна, чем поп-группа «Рефлекс». Где найти это различие? Наверное, как раз в свободе, в возможности петь и играть то, что хочется. Мы говорим сейчас больше о форме, мы привыкли к тому, что есть определённые гармонии и наборы инструментов, характерные для поп-музыки, но ведь чем считать, например, Depeche Mode? Если я слушаю музыку (а это бывает редко), то я не смотрю на то, к какому направлению она относится. Музыка должна нравиться, должна трогать, должна быть хорошей.

Я люблю раннее творчество Агутина, уважительно отношусь к Максу Леонидову, могу послушать поп-группу «Уматурман», из иностранных – Pet Shop Boys. Всех не перечислишь, а обижать никого не хочется: вот я сейчас забуду назвать Pet Shop Boys, а они потом обидятся, что я их в интервью не упомянул. Есть удивительно талантливые стихи у поп-музыкантов и есть совершенно бездарное штампование эмоций в рок-тусовке. А шоу-бизнес нигде ничем не отличается: и там, и здесь этот мирок довольно гаденький.

- Сейчас многие говорят о том, что панк-рок умер. Чача Иванов, напротив, считает, что панк будет жить вечно, так как это мир, в который люди приходят для того, чтобы сбросить с себя все маски, прыгать на одной ноге, ругаться матом и так далее. Вы согласны с тем, что именно из-за этого панк-рок будет жить?

- Я не специалист в панк-роке и вообще ни в каких музыкальных течениях. Я не понимаю, что такое панк-рок. Для меня это больше восприятие жизни, и мы почему-то взяли за основу этого восприятия мат и выпивку. Нет, для меня панк-рок совершенно с этим не ассоциируется и я пытаюсь убежать от этих штампов. Можно где угодно ругаться матом. Если ты плохо выглядишь и на каждом углу материшься, то автоматически приравниваешься к панк-року?

Любые рамки любых направлений больше нужны людям, продающим музыку. Им же надо определять, где на прилавке баранина, а где крольчатина. Эти направления необходимы для молодёжи, для потребителя, потому что молодёжи надо находиться в обществе себе подобных, надо иметь какую-то группу рядом с собой, которая будет так же одеваться, слушать таких же исполнителей, и панк-рок для этого удобен.

Но вот разве то, как Чача спел «Воспоминание о былой любви» - это панк-рок? Для музыкантов вообще прилепляться к какому-то направлению нужно тогда, когда они либо начинают только свой путь и должны как-то отвечать на вопрос, какую музыку они играют, либо же для музыкантов, которые зависят финансово от того, что они делают, и поэтому им нужен штамп в паспорте: «я играю панк-рок». А художникам в истинном смысле этого слова в любых рамках становится тесно, причём речь идёт не только о музыке. Возьмём русскую литературу: во всех этих "измах" остались люди, которых мы не знаем, а Маяковский понял, что ему тесно в футуризме; Есенин плевать хотел на имажинизм, то же самое можно сказать и про Ахматову. Талантливый человек всегда выходил за рамки и становился известным, а тех, кому было спокойно и тепло в "измах", мы сейчас не помним. Кто такой Анатолий Мариенгоф? Просто труп Есенина.

- Давайте немного поговорим о филологии. Сейчас очень многие музыканты предпочитают петь на английском языке. Оправдание у них обычно такое: «Наша музыка не сочетается с русской фонетикой». Как вы к этому относитесь, будучи и музыкантом, и филологом?

- Я понимаю этих людей, но я с ними не согласен. Западничество всегда присутствовало в нашей стране, но я считаю, что если ты играешь в кабаке для жующей публики, то можешь петь на английском, но чтобы серьёзно заниматься музыкой, надо не просто знать язык, на котором поёшь, а думать на нём. А насчёт фонетики… Это просто оправдание. Рок-музыкант, живущей в нашей стране, должен петь на русском языке, на прекрасном и красивом. А те, кому не хватает фонетики, пусть больше читают, причём вслух, стихи. А вообще пусть каждый делает то, что ему нравится. Никто не запрещает.

- Ну и последний вопрос. Как посоветуете проводить время, чтобы не получалось постоянно, что «девчонки были глупыми, а пиво было кислым»?

- Рецептов не существует. Надо сказать, что лирический герой этой песни говорит не о качестве пива и не об интеллекте девушек. Это демонстрация полосы в жизни, когда кажется, что всё не так и всё не то. Я уверен, что эти девчонки прекрасны и умны, и пиво совершенно чудесное, просто надо, чтобы этот этап закончился, и мой герой ещё раз попробовал это пиво и ещё раз встретил этих девушек. Время надо проводить хорошо. Надо стремиться не делать того, чего не хочется. Надо пытаться общаться с людьми, которые тебе приятны, чьи мысли ты разделяешь. Жить надо любовью, тогда и пиво приобретает удивительные оттенки волшебного солода. Жить не ненавистью, не искать оправданий.

Хотя это всё недостижимые идеалы. В любом коллективе люди больше заняты ненавистью, сплетнями, отсюда все войны и конфликты. Большинство людей будут общаться не с теми, кто им нравится, а с теми, кто не нравится. Будут хамить, грубить, вступать в конфликты. Я стараюсь достичь того состояния, которое позволит мне оградиться стеклянными стеночками от всякого говна.

Юлия ШЕРШАКОВА, «Новости шоу-бизнеса NEWSmusic.ru»

 
277911803AFA-1.jpg

Металл

490F0C744F90-1.jpg

Фотогалерея